Воскресенье, 17.12.2017, 03:25
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Регистрация | Вход
Мой сайт
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
«Игра» [1]
"Возвращение" [1]
"Узор судьбы" [4]
"Зеленая фея на Рождество" [1]
"Как песок сквозь пальцы" [0]
"Море" [1]
"Спящий город" [1]
"Больно... Ты слышишь? Больно!!!" [1]
«Под омелой» (Under the Mistletoe) [1]

Мини-чат

Главная » Статьи » Керри Уивер/Другие персонажы » "Узор судьбы"

"Узор судьбы" (цикл рассказов) 2/4
Третий рассказ

ЕСЛИ ЕСТЬ ТАКИЕ ДРУЗЬЯ...


- Керри, я так за тебя рада. Твои прощальные слова… Нет, я знаю. Твоя жизнь нуждалась в переменах, но в переменах внутренних и, попробовав нечто иное, ты неизбежно пришла к тому, что имела, только уже с новым взглядом на вещи. Я по тебе скучала. Хорошо, что теперь ты с нами.

- Спасибо, Эбби.

Женщины расплакались и обнялись.

Их дружба началась с трагического эпизода в ее женщины, может, даже более трагичного, чем гибель Сэнди, а, может, еще раньше, когда в "скорую" фейерверком со дня Независимости влетела мать Эбби; и несмотря на разницу в возрасте, социальном и общественном положении у них оказалось что-то общее. Да и лечение миссис Вайзински стало неплохим предлогом для встреч с Кимми, коротких и запоминающихся. Потом ее поцеловала Сэнди в приемном. Нет, не так… Потом они поцеловались с Сэнди в приемном, и Эбби единственная, кто не смотрела на них как посетитель кунсткамеры. Выкидыш, смерть возлюбленной, судебное разбирательство об опеке - она всегда находила плечо Эбби в трудную минуту. Но так ли это хорошо дружить в несчастье? В какой-то мере Керри настолько впала в зависимость от этой поддержки, что не ощутив ее при увольнении размокла, точно бумажный платок от пролитых слез. И один Бог знает, как трудно ей тогда было.

- Спасибо, Эбби, за твои слова.

Но слов не было, как и Эбби. В день появления Керри Уивер в Окружной она взяла больничный по уходу за ребенком.

Казалось, доктор Уивер и не покидала клинику: те же звуки, запахи, те же цвета. Только люди за без малого 12 лет работы старели и гасли, исчезая из памяти. Судьбы, интриги, имена, сколько их прошло мимо, и хоть бы кто вспомнил о ней? Сьюзен права, это рядовой семинар, таких за свою карьеру она посетила немало, но почему же ее трясет, как после похмелья.

Она поправила брошь на лацкане черного пиджака, пытаясь вслушаться в речь докладчика. Делегация у них подобралась пестрой, записалась даже Фиона, решившая переманить в свои пенаты ряд сотрудников Окружной. Два дня назад, когда ремонтники пробили трубу, и вода щедрым слоем разлилась по полу отделения, Керри обратилась к ней за помощью, вместо которой получила пару резиновых сапог и обвинения в ханжестве.

- Если у меня нет высшего образования, то я и не человек вовсе?

- Я отношусь ко всем одинаково.

- Может, в этом и проблема?

Керри хотела сказать о скабрезных шутках и фразах типа: "любить эту женщину удовольствие ниже пояса", сдержалась. И так было ясно, что терпели ее в приемном только из-за Льюис, что они чужие посторонние люди, ничем не обязанные ей, и так было всегда. Она поискала в зале Фиону: русые волосы, зачесанные на пробор, открытый лоб и маленький острый подбородок, свидетельствующий об упрямстве своей обладательницы. Однако та предпочла лекции индивидуальную экскурсию по клинике Кука. Зато встретилась взглядом с доктором Ковачем. Он стоял на балконе и крепко держался за перила, будто боялся сделать осознанный шаг вниз, боялся пошевелиться. У них сложились не простые отношения. Несколько раз ей приходилось вступаться за Луку перед начальством, что она делала не сколько из-за чернявого великана с грудной клеткой пловца, сколько из-за себя и Эбби. Сама Керри никогда не просила о помощи и оттого еще больше жаждала ее получить. Но Ковач не она, Ковач - это стена, в которую говори, плачь, бейся, никакой реакции. Неспроста Керри призналась именно ему в своих чувствах к Ким, хотя он ни о чем не спрашивал, оставаясь единственным в отделении, кто не испытывал к ней даже любопытства. Глупо требовать от такого человека действий, выходящих за рамки профессионализма. Конечно, она могла оспорить увольнение, сославшись на свою неполноценность или "образ жизни", как сделала с ней Джинни. Но ссылаться на свою слабость, чтобы остаться в больнице на улице Дивижен… Керри предпочла изгнание, и сейчас не дожидаясь, пока оратор закончит свое выступление, она поднялась, просунула руку в держатель для костыля и вышла.

В стенах Окружной доктор Уивер чувствовала себя привидением. Кто-то предпочитал ее не замечать, а кто-то впечатывался в стену или прятался за дверью. Женщина знала слишком много их секретов и не была связана обетом молчания, который негласно накладывается на всех, находящихся в штате. Гордая птица кружила над разоренным домом, грозя нагадить им на головы. Конечно, Керри была выше этого, но они то судили по себе.

Она замерла у памятной доски, с которой на нее смотрел лысый профиль Роберта Романо и ухмылялся. Скандалист, конкурент, мелкий безнравственный тип он не оставил после себя даже воспоминаний. Такое могло случиться и с тобой, прорезался в ее голове голос Ким Легаспи. Роберт отдавался своей работе, он любил странно дремучей любовью. То, что случилось с ним - наипервейший страх любого врача. Элизабет рассказывала, как сильно он переживал потерю руки. Она даже боялась, не прыгнет ли он вслед за банданой с крыши больницы… Все ж лучше, чем быть раздавленным вертолетом. Такого комичного конца никому не пожелаешь, будто место Бога на небесном Олимпе занял пройдоха сценарист и, забив косячок, через хи-хи развенчал его короткую жизнь.

Но несмотря на все недостатки, Роберт до последнего оставался личностью, сильным противником, с которым интересно бороться. У Человека Паука был доктор Октавиус, у Бетмен - Джокер, у Сталина - Гитлер, а у нее Роберт Романо, но их время ушло.

Из-за угла, застегивая ширинку, вышел Моррис, и Керри пожалела, что так "удачно" повесила мемориальную доску, а именно в нескольких шагах от места, где Роберт поинтересовался, не собирается ли она сменить пол, и просветил ее об африканском искусстве делать украшения из высушенных тыкв.

- Доктор Уивер?

- Моррис!

Он посмотрел по сторонам, ища спасение, но коридор был пуст. Время Уивер прошло, и ее место заняла безликая масса врачей и медсестер, на фоне которых Моррис из-за своей ярко рыжей шевелюры и раздолбайского характера выглядел до привлекательности живым.

- Как поживаешь, Моррис?

- Ничего, - ответил он, словно бы его раздавили тапком.

- Скучал?

- Я, да, я… А что вы здесь делаете?

- Вот, решила лично передать тебе привет от Эллен де Дженерес.

- Правда?

Нет, Моррис был идиот, но он, по крайней мере, вызывал умиление, как котенок в корзине с непропорционально большой головой. И еще не осознав, что делает, Керри полезла в сумочку, вырвала из записной книжки телефон Кортни, который хранила на "всякий пожарный" и протянула ему.

- Ты еще хочешь работать на телевидении?

- А вам уже не надо? - Моррис вцепился в бумажку мертвой хваткой.

- Каждому свое.

А такому как Моррис уж лучше хохмить перед камерой, чем лечить людей и животных. Моррис! Именно вопреки его суетной и впечатлительной натуре, она позвонила Браун и согласилась на съемку. И кто после этого больший идиот?

- Ты ведь уже раз попадал в ящик. Помнишь историю с танком?

Его правый ус задергался.

- Нет. Но я помню, как на свадьбе Нилы вы сказали, что я хороший врач. Я тогда не спал.

- А я вот заснула. Меня потом Картер подвозил до дома.

Что за черт, подумала Керри, неужели я ему нравлюсь? И почему такие открытия происходят, когда уже ничего нельзя переписать?

Махнув ему на прощание, она со всей элегантностью, присущей женщине с костылем направилась к лифту. Люди брезгливо скользили по ней взглядом, будто она такая же пациентка с клеймом вечного несчастья на ладонях. Они видели в ней себя, она в них. Бросив бейджек в корзину, Керри вышла во двор, где под осенним дождем, бунтующим снегом или мартовским ветром, ночью и днем стояла, ожидая обещанную травму, на место, которое у нее никто не спешил отобрать. Скольким людям она оказала помощь, от скольких семей отвратила беду… Когда-то Уивер пошла на медфак, в надежде найти способ излечиться самой, но очень скоро поняла, что боль в той или иной форму преследует каждого, и если она не может помочь себе…

Кто-то взял ее за плечо. Керри вздрогнула и вывернулась.

- Девид?

- Прости, не хотел тебя пугать.

Как же он постарел. Глядя на него, Керри вспоминала о своем возрасте.

- Не знал, что тебя тоже привлекли к конференции. Обычно ты выступаешь.

- Не в этот раз, - ответила она. - А ты?

- "Человек, как мерило кадровой политики современного хосписа". Меня встретили довольно хорошо, если учесть, что никого из нового персонала клиники я не знаю. Этот локаут…

Локаут объявили уже после ухода Керри из Окружной, когда профсоюзы потребовали от администрации выполнения коллективных договоров.

- Я замерз. Как насчет чашечки кофе?

Керри согласилась, не хотела, чтобы Девид объявил ей личный локаут. Пили в отстроенном заново "Доку Могу", он каппучино, она черный без сахара.

- Говорят, скоро всем врачам запретят носить галстуки. Проведенные исследования показали, что на них скапливается большой объем микробов, и когда при осмотре пациента кончик галстука соприкасается с телом, особенно при открытой ране в реанимации, то велика вероятность сепсиса.

Керри с интересом наблюдала за Моргенштерном. При каждом слове или глотке его густые посеребренные брови подрагивали, открывая, словно два канадских озера, поблекшие голубые глаза.

- Наслаждаешься последними денечками?

- Похоже, что так. А как ты жила все это время. Знаешь, я часто вспоминаю те дни, когда мы работали вместе, наши беседы в ординаторской, то, как ты успокаивала меня после назначения Онспо, ночной кинопросмотр "Калигулы". Тогда твои волосы были медовыми.

- Что ты хочешь сказать?

Сама Керри ничего подобного не вспоминала. Да, у них был легкий флирт, но она проявила волю и их отношения не перешли грань разумного. Неужели он ничего не знает?

- После инфаркта я много чего перепробовал: путешествовал, играл на волынке в фолк-группе, женился и теперь плачу алименты. Но сердце мое осталось в тех временах.

- Ты играл на волынке?

- Видела бы ты меня в килте! Кстати, давно хотел спросить, - Девид чуть подался вперед, выставляя на обозрение ворот мятой рубашки, и погладил себя за подбородок, - Керри - это ведь ирландское имя?

- Я мало, что знаю о своих предках и не люблю мед.

- Но волосы и характер у тебя чисто ирландские.

- Да, я такая.

Она сузила глаза, отправив в рот кусочек пирожного, флирт и не более. Девид сосредоточенно изучал дно чашки, пытаясь по гуще предсказать свое будущее.

- Ты не изменилась, разве что материнство сделало тебя спокойней и мудрее.

- Спасибо.

- Я знаю, кто отец?

- Девид, давай называть вещи своими именами, я устала от этих игр.

- Видишь ли, я умираю, - сказал Моргенштерн. - Мне всегда хотелось иметь такую женщину как ты. Но у той, с кем я обручился, оказался слишком слабый характер, чтобы прожить со мной отпущенное время.

- Какой… диагноз?

- Рак предстательной железы. Врачи говорят, что с химиотерапией я протяну около 2 лет.

Он дал знак официантке принести еще кофе. Девушка в белом фартуке с оборками одарила его улыбкой, не подозревая о недуге, терзающем плоть старого ловеласа. Может, она бы и провела бы с ним ночь другую прежде, чем выдать "белый билет".

- Я не хочу оставаться один. Слышал у тебя проблемы, если б у твоего сына был отец…

Она задыхалась от жалости и негодования. Сукин сын! Это могло сработать, но слишком многих ей пришлось провожать в никуда, слишком много холодных бессонных ночей, когда она сворачивалась в позу зародыша на большой как Африка кровати, выпали на долю Уивер.

- Керри я знаю, что ты думаешь, - Девид коснулся ее шершавой рукой. - Но на изломе дня тени становятся длиннее, а контуры четче. И я лучше вижу жизнь, людей и то, что хочу от них. Это большая жертва, в результате которой может родиться большая любовь.

- Девид, мне надо подумать.

Мне надо выйти сейчас, немедленно. Она встала и направилась к выходу.

- Керри?

- Пожалуйста, оплати счет.

Керри выбежала на улицу, и поймав такси, поехала в Северо-Западную. Дождь обреченно играл на стекле в морской бой, оставляя каплями пометки своих выстрелов, а она, прижав пальцы к губам, смотрела, как эскизы сменяют друг друга.

Казалось, резкий запах краски не покинет ординаторскую никогда. Керри открыла чересчур новый шкафчик, избегая отражения в зеркале, и сняла с вешалки свой халат.

- Привет.

Рядом с ней Мэгги Дойл засобиралась домой.

- Как прошла смена?

- Врачи-грипп 0:1, – ответила Мэгги, сдунув кудряшку со лба. - Я послала одного бедолагу с Ханной на рентген, возьмешь его?

- Хорошо, мне только надо…

- Обсохнуть.

- Точно.

Они вместе вышли в коридор, такие еще называют вакуумными: не вздохнуть не разгуляться, по всему отделению желтыми частичками пыльцы разносились голоса, пот и нетерпение, и не было прививки, делавшей человека не восприимчивым к этому хаосу, от жизни вообще не прививают.

- Доктор Уивер, - преградила ей путь старшая медсестра, - везут 2 тяжелых.

- Я сейчас.

- Доктор Уивер.

- Слышу, я сейчас.

Она закрыла спасительную дверь женского туалета и оперлась о раковину. Девид и не подозревал, какую струну затронул в ее душе. Болезнь, выстраивающая по клеточкам свою партию, плодящаяся в твоем теле - как ей это знакомо. Керри потребовалось проявить не дюжинную выдержку, чтобы скрыть от персонала больницы и в первую очередь от Сьюзен операцию по удалению уплотнения в груди. Процедура не требовала длительной реабилитации, и Керри перенесла ее на ногах, отказавшись от какого-либо режима, чтобы не выпасть из графика смен. И все ради чего?

Пальцы медленно расстегивали блузку. Опухоль оказалась доброкачественной размером с вишню, но на память о ней остался косой рубец, который даже в полной темноте она бы не рискнула обнажить, а значит любые близкие отношения с мужчиной или женщиной обречены существовать только в ее голове. Керри просунула руку под чашечку бюстгальтера, нащупывая ребристую структуру шрама. Дверь кабинки открылась и Фиона замерла, глядя на Уивер и их отражения, множащиеся в зеркалах над раковинами.

- Эээээээээ, все в порядке?

- Все хорошо, - ответила Керри, лихорадочно застегивая зеленую блузку, но пуговицы не хотели попадать в проушины.

- Обычно, когда так говорят, бывает не "все в порядке".

Фиона подошла к ней и попыталась развернуть к себе лицом.

- Не надо.

Но Уивер уже оказалась в ее руках. Казалось, Фиона над ней смеется, это сквозило в каждом слове, в манере говорить и держаться. И в тоже время ее руки нежно скользили по ее телу, по-хозяйски прижимая к себе, и нельзя сказать, чтобы Керри это не нравилось.

- Пожалуйста.

- Успокойся.

Фиона была последней, чье мнение для нее что-то значило. И сейчас она смотрела на ее левую грудь, перечеркнутую крест на крест уродливым розовым шрамом. Отек прошел вместе с надеждой на лучшее. Это был жирный косой крест на ее личной жизни, словно душевная рана нашла способ излиться ртутной болью наружу, но какая из них? Какая из женщин? Не веря своим глазам, Фиона аккуратно провела по нему пальцем, чувствуя, как бьется сердце Уивер.

- Откуда это у тебя?

- Последствия неудачной операции, - произнесла по слогам Керри.

- Все могло быть хуже.

- Хуже?

Она смотрела в зеркало, где две женщины стояли, обнявшись на фоне молочно кафельных стен, и если кто-то войдет…

- Полистай свою записную книжку, хороший адвокат плюс хороший хирург, и в деле о врачебной халатности тебе присудят шестизначные чаевые. Это не то, что нельзя изменить.

- Не собираюсь сообщать всему миру о своем уродстве и подавать на больницу, в которой работаю, тоже не собираюсь. С этим человеком мне не тягаться.

- Неужели к нам пробрался Эдвард - руки-ножницы?

Минуту назад она думала, что никому не позволит прикоснуться к себе, боясь увидеть в ее глазах убийственную жалость и разочарование, секунду назад она была мягкой и живой, одурманенная близостью с другим человеком, а сейчас не понимала, что делает рядом с Фионой.

- Ты когда-нибудь бываешь серьезной?

- Да, когда сплю.

- И не страшно, что нас могут застукать вместе?

- Для гомофоба, каким ты меня считаешь, это прогресс, - ответила Фиона, убирая руки с ее талии, чтобы Керри наконец застегнула блузку.

- Ты ведь мне припомнишь эту слабость?

- А ты уверена, что это была твоя слабость?

Разгневанная, сбитая с толку, но уже не жалеющая себя, Керри вышла в коридор. Даже мысли о сыне теперь не приносили благостного покоя. Она взяла в регистратуре полдюжины больничных карт, чтобы за чужими историями спрятать историю болезни и жизни Керри Уивер. Рэнди загадочно ей улыбалась. Гадалка врала, обещая скорые перемены к лучшему, любовь и пополнение в семье. Она сразу это поняла, глядя в магический шар, наполненный пурпурным дымом, на эти длинные, покрытые черным лаком ногти, скользящие по новой колоде Таро, вслушиваясь в ее манеру говорить и, прежде всего, задавать вопросы, но не хотела разочаровывать подругу. Может, это и есть настоящая дружба без обязательств, без браслетов, соединяющих в горе и радости, скорее ни к чему не обязывающее чириканье двух птиц на взлете.

- Дэн, Стэн, - позвала она отчего-то присмиревших студентов, - выпишите мистера Дирака. Пациента во второй на повторную томография, мой сын делает снимки лучше, чем эти рентгенологи. И осмотрите семью в коридоре, они ждут уже 3 часа.

Загрузив их картами до бровей, она обратилась к дополнительно вывешенной доске с пациентами.

- Доктор Льюис еще не пришла? Мы зашиваемся.

- Кажется, в комнате отдыха. - Ответила Рэнди, не отрываясь от монитора.

- Она, что собирается устроить выволочку заведующей за опоздание?

- Это же доктор Уивер, – сказала Рэнди, но тут же спохватилась. - Доктор Уивер, не стоит ее сейчас… беспокоить.

Но Керри уже все поняла, столкнувшись с веселой компанией, возглавляемой Сьюзен и Дагом Россом.

- Ну, шефа стажеров тебе не нужно представлять. Надеюсь, время сгладило все недомолвки, и вы пожмете друг другу руки?

- Да уж, волос у Керри прибавилось, а у меня. - Даг картинно пригладил посеребренные пряди, так что у нее в висках застучало.

- Восемь лет, если б кто-то из нас убил другого, наверное, уже бы освободился. Но это в прошлом.

Сьюзен облегченно кивнула.

- Не знаю, что ты обо мне слышал, и не хочу, чтобы кто-то говорил за моей спиной, так что давай сразу расставим все точки над "i". Ты можешь не поверить, потому что все вечера проводил с моим мужем в баре, но теперь я лесбиянка и лучше стала понимать твою одержимость женщинами. Но я так и не поняла, почему я стерва с каменным сердцем лечила дочку Грина, а его друг педиатр так и не поднял свою задницу с дивана в Сиэтле, чтобы прилететь к ним на свадьбу или на крестины маленькой Эллы. Почему я оплакивала Марка вместе со всеми, а ты… О, у тебя, наверное, были важные дела. Так, чтоб ты знал и не давил на жалость: на моих руках умерла моя возлюбленная, которую я называла женой, и которая подарила мне ребенка, я четыре года борюсь за то, чтобы сын остался со мной, и клянусь, так оно и будет. Я только что пережила мучительный разрыв и пытаюсь начать жизнь с чистого листа, так что, пожалуйста, засунь свое остроумие куда подальше и не вынимай, пока я не скажу.

Керри выпалила это на одном дыхании. Казалось, все отделение замерло, слушая ее речь. Сьюзен смотрела в пол, у Дага на щеках шевелилась щетина.

- Доктор Уивер?

Она обернулась - у автомата с газировкой стоял Картер, но было уже слишком поздно.

- А теперь я ухожу, - сказала Керри, передавая заведующей карты, которые все это время держала в руке, - и не надо говорить, что я отработала полсмены, я была на этой чертовой конференции в Окружной.

Широким шагом, опираясь на костыль, она направилась к выходу.

- Что это на нее нашло?

- Не знаю.

- Доктор Уивер?

Только сейчас Керри осознала весь комизм и необратимость происходящего. Она жалела о сказанном, жалела о том, что на ней халат и она не может вернуться в комнату отдыха, чтобы переодеться, жалела себя, спускаясь на нулевой этаж подземной автостоянки. Хорошо, что у нее имелись ключи от универсала Льюис. Темно-бордовый с царапинами на правом крыле, точно эполетом, он стоял на 4 уровне, где подслеповатые лампы совсем не разгоняли тьму, а замогильная прохлада новооткрытой крионикой поддерживала автоматизированные куски металла от дальнейшего ржавения. Уивер сосредоточенно ставила одну ногу перед другой, как учили ее в детстве, будто остановись - и Земля перестанет вертеться. Но тут крик, яростный и жалобный одновременно, заставил ее вывернуть шею, добив коротким "Черт!".

- Керри!

Она слышит, как Картер переходит на бег, видит облокотившегося на капот черного внедорожника Армана Пиццини. Он не в себе: боль выкрасила лицо боевой раскраской, напоминающей польский флаг, руки в крови, кровь стекает по отутюженной стрелке брюк, расплывается по глянцевой поверхности автомобиля. А рядом с ним, держа словно букет, металлический поршень, стоит и смотрит на нее мисс Фиона Хэкман.

- Доктор Пиццини согласился мне помочь заменить диск. Я попала в ту яму на въезде. Домкрат соскочил… и кажется, его прижало.

- Нет! Вы сделали это нарочно. Не знаю зачем, но я докажу. - Заревел на нее Пиццини и со злостью пнул дверцу машины. - Санта-Мария, Санта-Мария, как больно. Что вы стоите, помогите мне.

Только сейчас в Керри и Джоне проснулся врачебный инстинкт. Подручными средствами они попытались зафиксировать его руку, большинство костей которой были раздроблены и, прорвав кожу, торчали заостренными зубьями рубы-меч.

- Если человеку говорят: "Осторожно", это значит надо убирать те части тела, которыми он дорожит. Все могло быть гораздо хуже.

- Камера покажет.

- Не думаю. Это место плохо просматривается.

Это звучало как приговор. Но как она могла? Хотя начальнику безопасности приемного отделения открыты все архивы и личные дела, а тут и искать далеко не надо. Теперь понятно, каким способом и от кого Фиона их охраняла. Но как она уговорила Боттичелли подработать механиком? Керри подцепила костылем, брошенный на пол пиджак шефа, впервые за месяц, испытывая безмятежный покой, и набросила его на плечи Пиццини. Фиона еще что-то говорила о страховке и досрочном уходе на пенсию, но с нее уже было достаточно.

- Идемте в приемное, Арман, мы посмотрим, что здесь можно сделать.

В глазах хирурга закрался страх.
Категория: "Узор судьбы" | Добавил: laurainnes (19.05.2013)
Просмотров: 178 | Теги: ER, Скорая помощь, Сьюзен Льюис, Керри Уивер, Узор судьбы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz