Четверг, 27.04.2017, 06:27
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Регистрация | Вход
Мой сайт
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
«Fantasyland» [1]
«Керри» [6]
«Ким и Керри» [1]
«Сначала и снова» [1]
«Hiccups» ("Икота") [6]
«С Днем рождения, доктор Уивер» [1]
«Устами младенца» [4]
"Рубеж" [1]
"Письмо" [1]
"Четыре года. РЕТРОСПЕКТИВА на Закрывающую круглую скобку))" [1]
«Чудовище внутри» [0]

Мини-чат

Главная » Статьи » Ким Легаспи/Керри Уивер » «Керри»

«Керри» 1/6
Первая глава

RESCUE ME


Керри поднималась по эскалатору во внутреннем здании аэропорта. Да, она приехала. Приехала, чтоб встретить ЕЕ. Это должно было рано или поздно произойти. Даже такая сильная женщина как Керри Уивер сдалась. Она, казалось бы, ехала в никуда, но неведомая сила любви вела ее правильным путем. А как иначе могло быть?

Керри оставалось только забрать вещи из камеры хранения. Она смутно улыбалась, но одновременно с этим ее улыбка была растерянной, даже жалкой. Она самой себе не верила и саму себя спрашивала, Что она делает, и главное, ЗАЧЕМ? Керри нравилось истязать себя этими вопросами, которые давно имели ответ у нее глубоко в груди.

Что такое любовь? Задавала ли себе Керри этот вопрос когда-то? Может быть да, а может быть и нет. Одно она знала точно, то, что она чувствовала, это не голая страсть, это не привязанность, это не дружба, это не... это любовь. Потому что если это не любовь, то ЧТО могло тогда вообще называться ею??

Керри забирала вещи. Она упивалась мгновением, и в противоположность этому у нее в груди сидел страх. Куда она идет, что она делает? ЗАЧЕМ?

И опять ответы на все эти вопросы... она знала их давно. Никакой вопрос не сможет сбить ее с толка, она уже на всех них ответила, сидя одинокими вечерами у себя в гостиной в кресле, попивая кофе. А что ей еще оставалось делать?

С того самого момента когда она ушла с работы после признания Романо в своей связи с Ким Легаспи, она забилась в свой дом как в нору. Она топила себя в своих одиноких вечерах, в телевизоре с новостями, в бесконечных дозах кофе, отключив телефон и почти не вылезая из ночной теплой пижамы. Она сидела в кресле, поджав коленки, как маленькая девочка, и даже иногда промакая слезами мягкую подушку на нем.

Наскоро (недели за три) зализав раны, она вышла на работу, как ни в чем не бывало. Как это было на нее не похоже, то, что она чувствовала после. Да, ее волновали вгляды и шепот коллег за спиной, и то, сказал ли кому-нибудь Романо. Но еще больше ее волновало то, как она будет жить без Ким.

Без Ким Легаспи.

Ким уехала сразу же после того, как на нее накричал Романо. Почти на следующий день. Потому что Керри (ах, как она себя за это винила), ПРИЕЗЖАЛА пару раз к ней. Вернее конечно не совсем так, она просто проходила мимо ее окон, и они были темными. Один раз ЗВОНИЛА, и телефон не отвечал, хотя Керри знала, что у Ким есть определитель номера. Ким уехала. Даже если она просто не брала трубку, и не открывала дверь, и не зажигала свет. Нет, Керри чувствовала, что Ким нет в городе. Так одиноко она не чувствовала себя еще никогда. Вместе с Ким, как бы оно все ни было, ушло счастье. Вместо души у Керри была зияющая рана, которая не хотела заживать. Насильно просидев три недели дома, Керри заставила спрятаться своим переживаниям там, где они не могли бы ее потревожить. И на этом закончить.

Керри вышла на работу и снова работала как и всегда, и снова каждый день ее захлестывала куча проблем, и снова разборки с коллективом и подчиненными и с вышестоящим начальством, все как всегда. Все как всегда кроме... нет, все как всегда.

Керри вышла из здания аэропорта. У нее не было взято много вещей, только дорожная сумка. Где-то тут надо искать такси. Адрес? Адрес был записан на половинке стандартного листа приема пациентов, который она позаимствовала тогда в отделении психиатрии. Керри не надо было его искать, чтобы вспомнить, куда ехать.

Керри работала так до весны, когда уже все начало забываться, и выравниваться в памяти и на душе. Просто потому, что она не позволяла себе больше расклеиваться и вспоминать об этом. Но не потому, что чувства угасли. Она поняла это одним весенним вечером, когда, попытавшись завести машину, не смогла это сделать, и решила дойти домой пешком. На завтра все равно был выходной, и она решила дать себе отдых идущим чередой однообразным будням, прогулявшись по свежему воздуху. Идя домой, она проходила как раз тот отрезок пути, по которому они шли тогда с Ким до остановки. Вокруг по городу уже шло разливающееся тепло наступающегно лета. Пахло не только городом, но и волшебством природы, которое его окутывала, оставались позади холода, и вместе с ними уходил тонкий лед в душе Керри, она тоже начинала оттаивать. И внезапно на нее нахлынули воспоминания. Вот здесь они ходили вместе, вот там остановка, здесь идет метро к дому Ким. Перед мысленным взором Керри проходили ожидания встречи с Ким, их маленький толком не успевший начаться совместный быт, улыбки, разговоры, и все такие важные мелочи, и Керри было приятно от этих воспоминаний, она была рада, что они у нее были. Но одновременно ее охватывала тоска. Зачем это все перемалывать, зачем? Но внутри раскрылось и ныло: если бы рядом была Ким... Они ведь любили, почему они отпустили друг друга?

Керри чувствовала участившееся сердцебиение. Она вдруг поняла, что надо делать.

Она стояла перед домом Ким. Перехватившее дыхание сжало ее сердце в комок, ладони вспотели. Вот дом, в нем живет Ким. Надо только подойти и нажать звонок. И откроет дверь ее Ким. Лучистая светловолосая женщина, по которой Керри так соскучилась.

Керри поняла вдруг, что она так сильно стиснула ладони, что ногти впились ей в кожу. Она стояла напротив входа на другой стороне улицы, ей даже не приходило в голову, что вдруг вот Ким выглянет и увидит ее, Керри просто не решалась сделать ни шагу. Столько передумано, пережито чувств, столько надежд и разочарований. И как ей далось это решение приехать сюда. Оставалось перейти через дорогу, подняться на ступеньки и позвонить. И возможно, ей откроют.

Керри медленно пошла вдоль улицы. Ей не нравилось особо ходить, из-за своего костыля, но сейчас ей это было необходимо. Мысли в ее голове опять заметались подобно огненным стрелам. Возможно, почему возможно впустит? Почему бы не подумать «ах, Ким откроет, впустит меня и будет рада». Почему она будет рада. А как может быть иначе. А если у нее живет другая женщина. Ну да, Ким же наверняка не живет тут одна. И откроет вовсе не Ким. И что тогда Керри скажет. Как тогда, что зайдет в другой раз? В какой другой, она что, собирается каждый уикенд сюда прилетать, только чтобы так невзначай постучаться в двери Ким? А Ким желает ее видеть? Может быть, она и вообще не вспомнит о ней. Может быть, может быть...

У Керри начала болеть голова ко всему остальному - к жару в груди, к затрудненному от волнения дыханию, к сжатым в кулаки ладоням, к ускорившемуся ритму сердца. Тахикардия, подумала Керри. Как это по-медицински. Куда она вообще идет.

Керри остановилась на перекрестке, тут кончался квартал. Она оглянулась назад. А что, если ей дали неправильный адрес? Ведь не может же быть так, что тут, совсем рядом, в каких-то 100 метрах за стенкой дома сидит Ким, наверное, пьет чай на кухне, а может, предается любовным утехам.

«Керри, ты спятила, совсем на себя не похожа уже, - да, спасибо, я это знаю, - если ты знаешь, какого черта ты здесь делаешь, - потому что это то, чего я хочу, - тогда давай уже действуй, - я не знаю с чего начать, - начни уже с чего-нибудь,- да, спасибо за совет, - почему ты топчешься здесь, как бедный родственник, - потому что я боюсь действовать!»

Керри нашла какую-то скамейку, присела на нее. Еще не вечер, Ким может быть на работе, если у нее смена. Еще можно подождать. Ее пробирала необъяснимая дрожь, в которой смешалось и волнение и страх, и ожидание, и надежда, и смятение, и потайная радость. Внутренний голос поддалкивал Керри к действиям, но тело не слушалось. «Как я это сделаю», – думала она. «Все всегда давалось мне так легко, даже если и не легко, я контролировала ситуацию, а тут... то ли мозги напрочь отшибло, то ли я просто БОЮСЬ».

И Керри действительно боялась. О чем она думала, когда собиралась в эту поездку? Что все будет так радужно и легко? Что она придет к дому Ким, встретится, и все вернется на круги своя? Вот она здесь, и что дальше? Она боится даже подойти поближе, не говоря уже о том, чтобы сделать что-то еще.

Вспотевшими руками Керри достала телефон, набрала номер Ким. Долго смотрела на него, так, что табло успело погаснуть. Ким даже не знает, что у доктора Уивер есть ее номер. Каково это будет, если Керри позвонит, и Ким поднимет трубку? Что говорить? «Привет Ким, это Керри. Я так по тебе соскучилась, что приперлась в этот чужой для меня город, сижу под твоим домом, и мне негде переночевать».

Керри потерла пальцем кнопки, номер опять высветился на экранчике. Чем дольше она на него смотрела, тем больше у нее сжималось все внутри. Начал болеть живот. Здорово, подумала Керри, полный набор психосоматики. А я тут сижу. Если еще так посижу, меня стошнит или схватит удар.

Что делать, позвонить по телефону или в дверь?

«Мне плевать на свое состояние сейчас, я хочу увидеть Ким, и я приехала сюда для того, и я сделаю это, я пойду и позвоню ей в дверь, самое страшное что может случится, она тебя выгонит, обещай, Керри, что переживешь это, а тогда уже ничего страшного, вперед».

Керри поднялась со скамейки и, прихрамывая, пошла обратно.

В своем маленьком гостиничном номере было сейчас гораздо уютней, чем там, дома. Керри подогревала мысль, что она, образно говоря, находится на одном квадратном километре со своей возлюбленной. Да, она струсила сегодня, это факт. Но она не была готова. Сейчас ей легче, потому что зачем бояться. Кто-то из них должен был сделать первый шаг, Керри и прежде делала эти шаги, но Ким тогда не реагировала. Керри думала, что будет легче, но легче не стало, они не должны были расставаться. И Керри чувствовала, что, несмотря на все, Ким может чувствовать себя также. А значит, то что она делает, правильно.

Керри встала под душ, и теплая вода смывала с нее стресс и расслабляла тело. В душе снова заиграла радость.

Она оделась в любимую теплую пижаму, забралась в кровать с заготовленной чашкой кофе. После душа она снова превратилась частично в привычную всем, решительную Керри. «Завтра, да, завтра я пойду к Ким», – подумала она довольно. И вместо этого взяла вдруг телефон, не колеблясь, набрала номер и нажала зеленую кнопку вызова.

Когда ей ответили на другом конце, она как можно безразличней сказала:

- Привет, Ким.

Ким жила вот уже больше полугода после разрыва с Керри и ухода из Окружной больницы своей новой жизнью. Жизнью, в котрой не было доктора Уивер. Она сама так захотела, насильно говоря нет своим чувствам. В любом случае это мало что меняло. Потому что один раз она уже не смогла задавить свое упрямство и гордость. Хотя кому оно там нужно было, весь этот набор гордости пополам с упрямством. Не раз после этого Ким пожалела, что не смогла открыть своих чувств перед Керри тогда, когда она приходила к ней с робкими попытками заговорить. Ким, вспомнив, улыбнулась. Она стояла на кухне, намазывая тостеры маслом, и вспоминала какие-то милые картины из их с Керри встреч. И сама мысль о том, что Ким была той единственной, которая не боялась грозу отделения доктора Уивер, заставила ее улыбнуться. Она знала совсем другую Керри, нежную, застенчивую, робкую, хрупкую, страстную, любимую Керри Уивер. Половина отделения, да что там, 99 процентов не поверило бы своим ушам, услышав о докторе Уивер такие отзывы. Они сочли бы это за полубред-полулесть. А тем не менее, Ким давала все 200 процентов, что такой женщины как Керри она не сможет встретить никогда в своей жизни. Она самодостаточная, образованная женщина. Она прекрасный администратор и начальник, ее уважают и боятся. У нее есть репутация, острый ум и красивая внешность. У нее есть своя квартира, машина и счет в банке. Единственное, что ей не хватало до некоторого времени, это капельку настоящей любви, нежности, заботы. Все это могла дать ей Ким, она не только могла, она и давала все это и не капельку, а целого океана для сравнения было бы мало. И как глупо все закончилось. Из-за Ким.

С лица Ким сползла улыбка, и она неосознанно нахмурилась. Это она была той, кто встала в позу. То, что она уволилась и уехала, это другой разговор, эта часть касается ее натянутых отношений с Романо. Но не с Керри. Она в какой-то момент не смогла остановиться, ввязавшись в эту игру. Не смогла, ломая себя. Не смогла, и теперь она здесь, Керри там, и у каждой из них отныне свои связи. Хотя про Керри она не знала наверняка, а у самой Ким эти связи были очень недолговечны. Она не могла мириться ни с какой другой женщиной, после того, как открыла для себя Керри. Только с Керри она поняла, что такое любить. И ей страстно не хватало этих чувств в лице Керри.

При этом Ким приходилось осознавать то, что теперь уже видимо ничего не получится, потому что она могла бы конечно приехать к своей любимой, но она вряд ли, один раз пережив это в своем сердце, сможет ее простить, поэтому не стоит бередить раны. Надо привыкнуть к мысли, что самое прекрасное, что у нее могло быть, было у нее с Керри и больше не повторится.

Такие диалоги Ким имела с собой уже не однажды, но, тем не менее, они все время повторялись в ее голове. Это ли не знак, что она не могла смириться с их с Керри разрывом?

Зазвонивший телефон отвлек ее от своих переживаний. Смахнув крошки с ладоней, она поспешила в комнату.

– Да, доктор Легаспи, - машинально сказала Ким, что за дурацкая привычка, путать дом с работой. Тем неожиданнее в эту секунду на другом конце провода знакомый до боли голос ввел ее в полный транс.

Керри не имела понятия, что она скажет дальше, она надеялась, что какой-никакой ответ Ким даст ей возможность действовать по ситуации. И поэтому затянувшееся молчание в трубке сбило ее с толку. Она резко положила трубку.

«Какая же я дура, – в смятении думала она, – представила, что Ким сейчас вот бросится ко мне с возгласами радости. Но это был ее голос, это хорошая новость. Плохая в том, что она вовсе не собиралась со мной что-либо обсуждать. Даже на простой звонок ей нечего ответить. Может быть, она разочаровалась уже от того, что подняла трубку!»

К сожалению Керри действительно растеряла остатки своего разума, потому что любой человек даже не будучи психологом, поймет, что от неожиданности всегда пропадает всякая возможность говорить на какое-то время. Надо переждать образовавшуюся паузу. И на работе Керри всегда умела прогнозировать реакцию собеседника. Но здесь была не работа, к создавшейся жизенной ситуации Керри относилась до необычайности остро. Каждая мысль о Ким резала ее переживаниями, болью и жаром в груди, не говоря уже о прочих действиях. Поэтому, не успев обождать, Керри в своей голове расценила молчание Ким как нежелание говорить с ней!

И рядом не было никого, кто бы подсказал Керри, как действовать дальше.

Ким стояла в застывшей позе, крепко держа во вспотевшей руке трубку. Явно слышны были сигналы гудков. Что это было?? Неужели слуховые галлюцинации в ответ на ее зрительные образы любимой женщины? Голос Керри, реальный или придуманный, разбудил в ней в одно мгновение столько чувств, сколько она бы даже не ожидала в своих фантазиях. Сердце колотилось. Неужели это была Керри?? Как, разве бы она?... Не важно, даже если она позвонила, наверное она ошиблась, хотя как так можно было ошибиться... А где она могла достать телефон? Его никто не знает кроме, кроме... бывшего места работы. Значит, она туда ходила? Наверное, хочет получить консультацию.

Какая еще консультация, Ким, прекрати давать себе глупые отрицания и объяснения, сказала она сама себе. Ты сама знаешь, что это не галлюцинация, звонила точно Керри, это даже можно проверить по входящим звонкам, но почему она не сказал ничего кроме «привет». Оборвалась связь? Или?..

Самое простое, чтобы узнать, надо перезвонить по входящему номеру.

Ким, выйдя из транса, бросилась набирать номер.

Пока Керри корила себя и давала сто объяснений, почему она сделала так или этак, зазвонил телефон, который она еще не выпустила из рук. Она вздрогнула и кинула его на кровать, локтем задев кружку и разлив на одеяло кофе.

«Ну ты нервная стала, однако», – Керри в растерянности стала судорожно убирать кружку с остатками напитка и пропитывать краем висевшего на кровати полотенца коричневую жидкость со вкусным запахом. Это была такая нервная реакция на фоне разрывающегося от звонка телефона, и почему-то Керри никак не могла оторваться от этого увлекательного занятия, как будто это сейчас было самым важным. Она схватила телефон в тот самый момент, когда затих звонок. У нее был сильнейший стресс, она уже знала, какой номер она увидит. Почему она не взяла трубку??

Взбудораживающее чувство не давало ей перезвонить.

«Это будет глупо, я не буду, хватит на сегодня уже глупостей».

Хотя сегодняшним вечером не произошло ничего толкового, сердце Уивер сдавила пожирающая радость. Все ее мысли сейчас занимала только и единственно Ким.

Ким дрожала от волнения. На звонок никто не ответил, значит, это была ошибка? Возможно, но тем не менее услышав голос Керри, у Ким словно возродилась какая-то ниточка, которая их связывала. В прошлом и в... настоящем.

Обе женщины этим вечером долго не могли уснуть.

Говорят, утро вечера мудренее.

Керри проснулась в полдесятого, потянувшись, она даже не сразу вспомнила, что ей снилось. Потом, почувствовав внутреннее присутствие любимой, счастливо улыбнулась. Ей снилась Ким. Все это здорово. Вот только непонятно, что делать сегодня. Вчера, допустив такую оплошность, Керри никак не могла выстроить план действий на сегодня. Вчера все было предельно ясно, не доставало только уверенных действий. Сегодня же Керри вообще не представляла, как она что-то предпримет, потому что явно Ким уже в курсе (о чем?) обо всем, и появление Керри не будет сюрпризом. О, да, теперь она наоборот постарается избежать возможной встречи.

Керри поняла, что начинает в очередной раз мучить себя подобными мыслями. Она не хотела ничего иного так сильно сейчас, как найти Ким и почувствовать нежность ее прикосновений, раствориться в ней и не осознавать себя больше одинокой.

У Ким было рабочее утро. Она собралась быстро, не особо раздумывая о вчерашнем, но в груди у нее разгорелся и так и не мог потухнуть огонь проснувшихся чувств. Еще вчера она нестерпимо возжелала Керри, хотела быть с ней, обнимать, готовить ей утренний кофе, подавать полотенца в душ, шептать что-то на ушко, да все что угодно, только бы быть с Уивер. Сегодня она, не смотря на волнение, решила отложить все мысли об этом на вечер, чтобы насладиться ими наедине, вне шума больницы и проблем пациентов.

Керри решила действовать исходя из своих желаний и влечений. Еще раз убедив себя, что терять ей нечего и бояться тоже, она на такси доехала до уже знакомого района, и уже битый час кружила вокруг ТОГО САМОГО дома, ругая себя за возродившуюся беспомощность.

Ким, вся в работе, думала, какое у нее сегодня давление, потому что жар из груди начинал распространяться по всему телу и маленькие молоточки зарождались в висках.

Керри, обойдя еще один круг, наконей приблизилась к подъезду квартиры Ким ближе, чем до этого.

-Похвально, Керри, давай, еще чуть-чуть и ты сможешь дотронуться до звонка! И ты сможешь решить свои вопросы, все и сразу!

Потоптавшись немного на месте, и отбросив последние сомнения в сторону, она наконей твердым шагом подошла к двери и ПОЗВОНИЛА.

Когда у Ким начался перерыв, она вместо того, чтобы пойти с коллегами на обед, осталась на посту. Отделение было спокойным, и хотя бы в данный момент она могла побыть в одиночестве. Внутреннее напряжение достигло предела. Она понимала, что не дождется до вечера, надо предпринять срочно что-то сейчас, иначе она не сможет сконцентрироваться на своей работе. Закусив губу, она думала какое-то время, потом решительно достала из кармана блокнотный листок с записанным вчера номером, и принялась набирать его на стационарном телефоне.

Керри стояла у молчаливо закрытых дверей и не верила своему разочарованию. Никого нет дома! В отличие от вчерашнего, сегодня видимо подействовало мудрое утро, поэтому она не кинулась в переживания по поводу того, что «Ким не хочет ей открывать дверь», а просто не смогла справиться с волной разочарования, что она попала не вовремя. В слледующий раз ей может и не хватить смелости сделать это снова!

Ким слушала звучащие гудки в телефонной трубке, и вчерашнее настроение снова начало ее настигать. Складки прорезались на ее гладком до этого лбу, положив трубку, она еще некоторое время смотрела на нее с какой-то надеждой. Из-за двери на лестницу доносились голоса возвращающихся коллег. Так, обед кончился, хватит расслабляться.

Ким поспешила навстречу коллегам, чтобы влиться в рабочий разговор.

Этим вечером Керри еще раз попыталась проанализировать свои действия и свои страхи. Кем была для нее Ким? На данном этапе, недосягаемым человеком. А вообще, за все время это был первый человек, перед которым Керри чувствовала свою слабость, перед которым она впервые хотела открыться вся и полностью, это был первый человек, который сумел настолько сильно разбудить ее чувства, и первый человек, который понимал ее всю. И это была ее первая женщина. Настолько нежная, настолько ласковая и одновременно веселая, остроумная, красивая, любимая Ким!

Керри ни за что не хочет ее терять, не хотела тогда, и не хочет сейчас. Без этой женщины ее жизнь уже никогда не станет полной. Они с Ким просто две половинки.

Керри вспомнила, как она счастливая пела в душе: «Take me in your arms, Rescue me, I want your tender charm, 'Cause I'm lonely, And I'm blue, I need you, And your love too, Come on and rescue me...»

«Ким, ты нужна мне, и сейчас, так как никогда».

И Керри расплакалась.

На следующий день она улетела домой с самого утра.
Категория: «Керри» | Добавил: laurainnes (02.05.2013)
Просмотров: 163 | Теги: Ким Легаспи, ER, Керри Уивер/ Ким Легаспи, Slash, Скорая помощь, «Керри», Керри Уивер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz